Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" №7 (694), 2019

Back to issue

Эффективность тестов Actim® Partus и Actim® Prom в предикции преждевременных родов и преждевременного разрыва плодных оболочек

На сегодняшний день преждевременные роды (ПР) являются одной из основных проблем акушерства во всем мире. Согласно определению ВОЗ, преждевременными считаются роды, произошедшие на сроке от 22 до 37 недель или 154–259 дней беременности от первого дня последней менструации [1, 2]. Их частота за последние 10 лет составила 3,5–4,5 % в Украине, 10,1 % в США, 7,8 % в Великобритании, 7,2 % во Франции, 10 % в Венгрии, 9–10 % в Германии, 7,9 % в Норвегии [3–5]. В 184 странах показатели преждевременных родов варьируют от 5 до 18 % от числа рожденных детей [19].

По оценкам ВОЗ ежегодно преждевременно рождаются 15 миллионов детей, и этот показатель неуклонно растет [20]. Преждевременные роды — причина 70 % случаев неонатальной смертности, более 75 % неонатальной заболеваемости. Кроме того, они нередко сопровождаются осложнениями, приводящими к таким последствиям, как бронхопульмональная дисплазия, детский церебральный паралич, слепота, глухота, нарушение интеллекта [6].

Не меньшей проблемой современного акушерства является преждевременный разрыв плодных оболочек (ПРПО), представляющий собой спонтанный разрыв амниотических оболочек до начала регулярных сокращений матки в сроке 22–37 недель. Он наблюдается у 10–15 % беременных, ассоциирован с 30–40 % преждевременных родов и 10 % перинатальной смерт-ности. Синдром гиалиновых мембран развивается в 10–40 % случаев ПРПО и является ответственным за 30–70 % случаев неонатальной смертности [7]. Хорио-амнионит при преждевременном разрыве плодных оболочек (20–40 %) приводит к 4-кратному повышению неонатальной смертности и 3-кратному росту неонатальной заболеваемости вследствие сепсиса и внутрижелудочковых кровоизлияний [8].

Все это определяет актуальность данной проблемы и диктует необходимость выявления факторов риска ПР и ПРПО, а также своевременной диагностики угрозы преждевременных родов и преждевременного разрыва плодных оболочек. Это, в свою очередь, позволит выбрать правильную тактику ведения беременности, позволяющую уменьшить риск осложнений для матери и ребенка.

Факторы риска преждевременных родов

Факторы риска преждевременных родов подразделяются на анамнестические, относящиеся к прошлым беременностям, и сопутствующие текущей беременности [21]. К анамнестическим факторам риска относят:

— 1 и более преждевременные роды в анамнезе (увеличение риска в 2,5 раза);

— 2 и более выскабливания полости матки (в том числе во время искусственных абортов);

— конизацию/ампутацию шейки матки.

Среди факторов риска преждевременных родов, сопутствующих текущей беременности, можно выделить курение, возраст моложе 18 или старше 35 лет, интервал между беременностями менее 6 месяцев, многоплодную беременность, много- или маловодие, декомпенсацию тяжелой экстрагенитальной патологии, маточные кровотечения в 1-м и 2-м триместрах беременности, предлежание плаценты, предраковые состояния шейки матки. Кроме того, способствовать преждевременному родоразрешению могут низкий социально-экономический уровень жизни, хронический стресс, сопутствующие патологии, низкий индекс массы тела или ожирение, депрессия, инфекция мочевыводящих путей (в том числе бессимптомная бактериурия), пародонтит, инфекции половых путей, хирургические вмешательства (операции на органах брюшной полости), травмы [20].

Выделяют также такие факторы риска ПР, как диагностический амниоцентез и вспомогательные репродуктивные технологии (ЭКО), увеличивающие риск развития преждевременных родов в 2 раза по сравнению с обычной беременностью
[20, 22].

Эффективная диагностика преждевременных родов: трансвагинальное ультразвуковое исследование (УЗИ) и тест Actim® Partus на фосфорилированный протеин-1, связывающий инсулиноподобный фактор роста

Диагностика угрожающих преждевременных родов традиционно основана на жалобах пациенток, выявлении повышенного тонуса матки при пальпации, а также изменений шейки матки при гинекологическом осмотре: размягчения, укорочения, сглаживания. Однако данные критерии являются субъективными, а их точность невысока [9–11].

Более высокой прогностической ценностью обладает определение длины шейки матки по данным трансвагинального ультразвукового исследования. В настоящее время существуют убедительные доказательства того, что трансвагинальное УЗИ эффективнее бимануального влагалищного исследования [14], и у пациенток с сократительной активностью матки, высоким риском преждевременных родов оно может помочь в определении риска ПР на сроке до 34 недель [15, 16].

При длине шейки матки более 3 см вероятность начала родов в течение ближайшей недели составляет около 1 % [20]. При ее длине 2,5 см и менее риск преждевременных родов повышается в 4 раза по сравнению с таковым в популяции [13]. Так, в исследовании J.D. Iams et al. (1996) с участием 2915 беременных было показано, что длина шейки матки менее 2 см в 4 % случаев приводит к преждевременным родам [23]. В когортном исследовании, проведенном S.S. Hassan et al. (2000), с участием 6877 женщин, у которых трансвагинальное УЗИ шейки матки было проведено в период от 14 до 24 нед. беременности, также сообщалось, что шейка матки длиной 1,5 см и менее увеличивает риск преждевременных родов [24]. Аналогичные результаты были получены в исследовании, проведенном Heath et al. (1999) [25], с включением 2702 пациенток, обследованных на сроке беременности в 23 недели. Было показано, что длина шейки матки ≤ 1,5 см увеличивает риск ПР, при этом ее укорочение, как правило, обнаруживалось у пациенток с преждевременными родами в анамнезе, низким индексом массы тела, а также у беременных моложе 20 лет.

Также во многих зарубежных исследованиях доказана высокая диагностическая ценность для прогнозирования преждевременных родов таких биохимических маркеров, как фосфорилированный протеин-1, связывающий инсулиноподобный фактор роста (ph IGFBP-1), — тест Actim® Partus [12] и фетальный фибронектин (fFN) — высокомолекулярная изоформа гликопротеина, производимого плодными оболочками [26].

Actim® Partus — высокочувствительный тест на полосках для определения фосфорилированного ph IGFBP-1 в цервикальном секрете, позволяющий диагностировать угрозу преждевременных родов при неповрежденных плодных оболочках [26]. Фосфорилированный ph IGFBP-1 синтезируется децидуальными клетками. При приближении срока родов околоплодные оболочки начинают отделяться от децидуальной оболочки и хориона, вследствие чего происходит повреждение децидуальных клеток и выделение фосфорилированного протеина-1, связывающего инсулиноподобный фактор роста [26]. Биоматериалом при выполнении теста Actim® Partus является только цервикальный секрет; сперма, моча, кровь, лубриканты, антимикробные вагинальные препараты не влияют на его результаты. Тест выполняется быстро, его результаты готовы через 5 минут, чувствительность теста находится в диапазоне 69–94 %, специфичность — 78–85 %.

Тест Actim® Partus проводится медицинскими работниками с 22-й недели беременности для прогнозирования риска преждевременных родов. Во избежание ложноположительного результата Actim® Partus перед его проведением следует убедиться, что плодные оболочки не повреждены (отрицательный тест Actim® Prom).

Тест Actim® Partus основан на иммунохроматографическом методе, при котором используют два различных типа моноклональных антител против фосфорилированного ph IGFBP-1 человека. Первый тип антител связан с голубыми латексными частицами, второй — непосредственно закреплен на несущей мембране, где при положительном результате теста появляется видимая полоса. При погружении тестовой полоски в экстракт пробы она забирает часть жидкости, которая начинает подниматься по ней вверх. Если проба содержит фосфорилированный ph IGFBP-1, то он связывается антителами, расположенными на латексе, которые, в свою очередь, фиксируются в зоне нанесения антител второго типа на несущей мембране. Таким образом, в окне результата появляется голубая линия (положительный результат), если проба содержит больше фосфорилированного ph IGFBP-1, чем определенное пороговое значение (10 мкг/л). Вторая голубая линия (контрольная) подтверждает правильное выполнение теста [26]. При концентрации ph IGFBP-1 менее 10 мкг/л тест Actim® Partus отрицательный. Это свидетельствует об отсутствии риска ПР в течение 7–14 дней.

Кроме того, для прогнозирования преждевременных родов в качестве биохимического маркера может быть использован тест на фетальный фибронектин (fFN). Он содержится в базальной мембране на границе между хорионической и децидуальной оболочками и может указывать на механическое или обусловленное воспалением отторжение плодных оболочек от децидуальной [34, 35]. Наличие fFN в цервико-вагинальных выделениях в период с 22-й по 34-ю неделю беременности считается достоверным предвестником ПР у женщин с симптомами их угрозы или без них. Результаты многочисленных исследований подтвердили, что положительный тест на fFN является маркером ПР у пациенток с преждевременными схватками [36, 37]. При отсутствии фибронектина во влагалищном секрете вероятность того, что женщина родит в течение недели, составляет около 1 %. Однако, несмотря на диагностическую ценность в прогнозировании ПР, данный тест имеет недостатки, ограничивающие его применение. Он неинформативен при сексуальном контакте перед исследованием (наличие спермы), при кровянистых выделениях и пальцевом исследовании влагалища.

Тест Actim® Partus — доказанная эффективность в диагностике преждевременных родов

Тест Actim® Partus позволяет эффективно прогнозировать риск наступления преждевременных родов. Это было продемонстрировано в исследовании, проведенном M. Kekki et al. (2001), с участием 63 женщин с преждевременными схватками [28]. Результаты исследования показали, что у 96 % беременных с уровнем ph IGFBP-1 ниже 10 мкг/л (отрицательный результат теста) роды в течение 2 недель отсутствовали и в дальнейшем были своевременными. Из 12 госпитализированных женщин 8 родили преждевременно на сроке менее 35 недель. У 7 из них уровень ph IGFBP-1 был выше 10 мкг/мл, что свидетельствовало о положительном результате теста.

Таким образом, экспресс-тест Actim® Partus может помочь врачу оценить риск преждевременных родов. Отрицательный результат теста служит надежным индикатором того, что начало родов в ближайшие 7–14 дней не наступит.

Эффективность теста Actim® Partus в прогнозировании ПР была оценена в исследовании Л. Метункам и соавт. (2008). В него были включены 60 беременных женщин с симптомами угрожающих преждевременных родов на сроках беременности от 22 до 33 недель. Всем пациенткам была проведена экспресс-диагностика с помощью теста Actim® Partus по стандартной методике. В ходе проведения исследования положительный результат теста получен у 40 пациенток (66,7 %), отрицательный — у 20 (33,3 %). Преждевременные роды до 34 недель гестации среди пациенток с положительным тестом имели место у 25 (62,5 %), с отрицательным тестом — у 1 (5,0 %). Роды в сроке более 34 недель произошли у 15 пациенток (37,5 %) с положительным тестом и у 19 пациенток (95,0 %) с отрицательным тестом. Чувствительность теста составила 96 %, специфичность — 70 %, отрицательная предиктивная значимость — 95 %. Авторы пришли к выводу, что тест Actim® Partus имеет высокую прогностическую ценность для дифференциальной диагностики истинных и ложных преждевременных родов.

Подобные результаты согласуются с данными, полученными в исследовании Halle et al. с участием 93 беременных женщин с симптомами ПР на 23–32-й неделе гестации [30] и в работе Shine et al. [29] с включением 32 пациенток с преждевременными схватками на 24–36-й неделе беременности. Было показано, что чувствительность теста, специфичность и значимость отрицательного результата составляют 80, 77 и 90 % соответственно.

Благодаря тесту Actim® Partus можно определить повышение концентрации ph IGFBP-1 в отделяемом из цервикального канала, что отражает зрелость шейки матки и позволяет выбрать правильную тактику родо-вспоможения.

В исследовании, проведенном Nuutila et al. [32], было показано, что при незрелой шейке матки уровень ph IGFBP-1 составляет 6,6 мкг/л, при зрелой — 27 мкг/л. Применение простагландина Е2 ускоряло созревание шейки матки и приводило к отчетливому повышению уровня ph IGFBP-1 в цервикальном секрете до 51 мкг/л.

В проспективном исследовании L. Mešić Ðogić et al. (2016) [33], проведенном в Университетском клиническом центре в Тулузе, оценивалась корреляция между положительными значениями ph IGFBP-1 (более 10 мг/л) с помощью теста Actim® Partus и прежде-временным созреванием шейки матки. В нем приняли участие 50 женщин с одноплодной беременностью на сроках 28–37 недель и риском преждевременных родов, подтвержденным биометрией шейки матки и изменениями по шкале Бишопа, а также 30 здоровых беременных женщин, составивших контрольную группу.

Результаты ph IGFBP-1 были положительными у 43 (86 %) беременных с риском ПР и у 6 (20 %) пациенток из контрольной группы (р = 0,001). У 31 (62 %) испытуемой тест Actim® Partus был положительным в течение 28–30 недель, у 9 (18 %) — в течение 31–33 недель, у 3 (6 %) — на 34–37-й неделе. В контрольной группе у 3 пациенток (10 %) положительный результат теста определялся на 31–33-й неделе и у 3 (10 %) — на 34–37-й неделе беременности.

В ходе исследования было установлено, что повышение значений теста ph IGFBP-1 в цервикальном секрете шейки матки подтверждает ее созревание и свидетельствует о риске преждевременных родов. Таким образом, проведение скрининга на ph IGFBP-1 может помочь в предотвращении ПР и их осложнений. При первом тестировании (28–30 недель) тест Actim® Partus был достоверно чаще положительным в группе риска (р < 0,05), тогда как на последних неделях беременности статистических различий между контрольной и исследуемой группой не наблюдалось.

Тест на определение фосфорилированного протеина-1, связывающего инсулиноподобный фактор роста, является более точным по сравнению с тестом на фетальный фибронектин в прогнозировании преждевременных родов в сроке до 34 недель беременности.

Это было продемонстрировано в проспективном обсервационном исследовании R. Tripathi et al. (2016), в котором сравнивались тесты Actim® Partus и fFN для прогнозирования преждевременных родов у женщин с угрозой преждевременных родов [39]. В нем приняли участие 468 женщин с одноплодной беременностью на сроках 28–36 недель, наблюдающихся в центре Нью-Дели в период с 1 апреля 2011 года по 31 марта 2014 года. Всем пациенткам измерялись уровни phIGFBP-1 и fFN в шейно-влагалищном секрете. В ходе исследования было установлено, что чувствительность теста Actim® Partus составляет 81,1 %, специфичность — 97,1 %, положительная прогностическая ценность — 95,2 %, отрицательная прогностическая ценность — 87,7 %. Для теста fFN данные показатели составили 19,4; 99,4; 97,4 и 63,2 % соответственно. Таким образом, тест по определению phIGFBP-1 был более на-дежным в прогнозировании преждевременных родов, чем эквивалентный тест для определения fFN.

Ting et al. (2007) провели сравнительное исследование теста Actim® Partus и теста на фетальный фибронектин для прогнозирования преждевременных родов [40]. В исследование были включены 94 пациентки (на сроке 24–34 недели беременности) с симптомами преждевременных родов; половые отношения не являлись критерием исключения из исследования.

В ходе исследования положительный результат для обоих тестов был получен у 28 женщин, отрицательный — у 66. У пациенток с положительным результатом теста период до родов был меньше, чем при отрицательном результате теста. Преждевременные роды у женщин с положительным результатом в тесте Actim® Partus произошли несколько раньше (2,3 нед.), чем у женщин с положительным результатом в тесте на фетальный фибронектин (3,3 нед.).

При помощи теста Actim® Partus удалось сделать более точный прогноз в отношении того, что прежде-временные роды не произойдут в ближайшие 48 часов, 7 дней и 14 дней. Это объясняется тем, что в тесте на фетальный фибронектин наличие спермы может приводить к ложноположительному результату, а в данном исследовании недавнее половое сношение не являлось критерием исключения.

Тест Actim® Partus в сочетании с трансвагинальным УЗИ улучшает результаты прогнозирования преждевременных родов у пациенток без симптомов, с преждевременными родами в анамнезе.

В исследование Bittar et al. (2007) было включено 105 пациенток без симптомов преждевременных родов, с наличием в анамнезе по крайней мере одних преждевременных родов на сроке до 37-й недели. Всем беременным женщинам проводили тест Actim® Partus каждые три недели, с 24-й по 34-ю неделю беременности. Длину шейки матки измеряли на 22–24-й неделе беременности.

Результаты исследования показали, что наилучший гестационный срок для проведения теста Actim® Partus у асимптоматичных пациенток с высоким риском развития преждевременных родов — 30 недель. Сочетанная оценка длины шейки матки на 22–24-й неделе и результатов теста Actim® Partus на 30-й неделе представляет собой наиболее эффективный метод прогнозирования преждевременных родов.

В рекомендациях Европейской ассоциации перинатальной медицины по ведению самопроизвольных преждевременных родов также отмечается, что сочетание трансвагинального УЗИ и определение фосфорилированного протеина-1, связывающего инсулиноподобный фактор роста, с помощью теста Actim® Partus является оптимальным для определения женщин с высоким риском ПР. Они повышают диагностическую точность и снижают риск ятрогенных осложнений, препятствуя гипердиагностике преждевременных родов [17].

Таким образом, тест Actim® Partus обладает высокой диагностической ценностью в прогнозировании риска преждевременных родов и повышает точность традиционных методов диагностики (УЗИ). Это простой, быстрый прикроватный тест, не требующий дополнительного обучения персонала и использования оборудования. Результаты теста готовы через 5 минут, при этом на их точность не влияют кровянистые выделения, влагалищный секрет женщины, моча, сперма, применение пациенткой дезинфицирующих или местных лекарственных средств.

Постановка верного диагноза у этих женщин с помощью теста Actim® Partus позволяет избежать гипердиагностики, экономит деньги лечебного учреждения и, кроме того, дает возможность беременной женщине продолжать жить нормальной жизнью. Отрицательные результаты теста Actim® Partus в этом случае — объективный фактор, подтверждающий отсутствие риска преждевременных родов в ближайшие 7 дней. Положительные результаты Actim® Partus дают возможность аргументировать лечебную тактику ведения беременной и позволяют предупредить негативные последствия ПР для женщины и ребенка.

Эффективность теста Actim® Prom в предикции преждевременного разрыва плодных оболочек

Преждевременный разрыв плодных оболочек — нарушение целостности оболочек плода и излитие околоплодных вод до начала родовой деятельности независимо от срока беременности. Частота прежде-временного разрыва плодных оболочек составляет 2–20 % всех беременностей и сочетается с 18–20 % перинатальной смертности. ПРПО в 5 раз повышает риск обвития пуповины и в 7 раз — риск гипоксии плода [42].

К основным факторам риска ПРПО относятся: ПРПО во время предыдущей беременности, маточные кровоизлияния во время беременности, длительная терапия глюкокортикоидами, отслойка плаценты, многоплодная беременность, хориоамнионит, системные заболевания соединительной ткани (системная склеродермия, системная красная волчанка).

Наиболее частым осложнением ПРПО при недоношенной беременности являются преждевременные роды и ассоциированные с ними состояния: недоношенность, сепсис, гипоплазия легких. ПРПО при недоношенной беременности (до 36 недель 6 дней) повышает перинатальную смертность в 4 раза, а неонатальную заболеваемость — в 3 раза.

Наиболее частые осложнения для ребенка включают респираторный дистресс-синдром — 10–40 % (40–70 % неонатальной смертности), интраамниальную инфекцию — 15–30 % (3–20 % смертности), а также внутрижелудочковые кровоизлияния, некротизирующий энтероколит, ретинопатию, персистирующий артериальный проток, неврологические нарушения. У 13–60 % женщин с ПРПО при недоношенной беременности имеет место внутриматочная инфекция и в 2–13 % случаев развивается послеродовой эндометрит. Для этой группы женщин характерно возрастание частоты преждевременной отслойки нормально расположенной плаценты, оперативного родоразрешения и послеродовых кровотечений [42].

Для диагностики преждевременного разрыва плодных оболочек применяется тест Actim® Prom, позволяющий определить протеин-1, связывающий инсулиноподобный фактор роста (IGFBP-1). Концентрация IGFBP-1 в околоплодных водах в 100–1000 раз выше, чем в сыворотке беременной женщины. Поэтому присутствие IGFBP-1 во влагалище указывает на разрыв плодных оболочек [43]. Тест Actim® Prom обладает высокой чувствительностью — 86–100 % и высокой специфичностью — 74–100 %. Он применяется с 12-й недели беременности. На его результаты не влияет присутствие в образцах вагинального секрета примесей мочи, спермы, крови, лубрикантов, антимикробных вагинальных препаратов.

Эффективность диагностики ПРПО экспресс-тестом Actim® Prom была доказана многочисленными исследованиями. В исследовании Rutanen et al. проводилась оценка значимости экспресс-теста Actim® Prom для диагностики разрыва плодных оболочек [44]. В него были включены 311 пациенток, из которых 55 имели клинически подтвержденный ПРПО, 75 — не имели симптомов разрыва (гестационный срок 15–36 недель), 181 — с подозрением на ПРПО (18–36 недель).

Во всех клинически подтвержденных случаях тест Actim® Prom был положительным (чувствительность 100 %). У 71 из 75 пациенток без клинических симптомов разрыва околоплодных оболочек тест был отрицательным (специфичность 94,7 %). Из 181 пациентки с подозрением на преждевременный разрыв околоплодных оболочек у 64 тест Actim® Prom был положительным, а у 112 — отрицательным.

В исследовании, проведенном Radosh et al. [45], сравнивали диагностическую ценность теста Actim® Prom и теста на фетальный фибронектин (fFN) при преждевременном разрыве плодных оболочек. В нем приняли участие 75 пациенток: 35 с разрывом плодных оболочек и 40 с их ненарушенной целостностью.

Было установлено, что прогностическое значение отрицательного результата тестов Actim® Prom и теста на фетальный фибронектин одинаково и составляет 100 %. Однако тест Actim® Prom был более чувствителен (100 %) и специфичен (83 %).

Е. Erdemoglu et al. (2004) оценивали значимость обнаружения протеина-1, связывающего инсулиноподобный фактор роста (IGFBP-1), в цервико-вагинальном секрете в сравнении с нитразиновым тестом [46]. В исследование была включена 151 пациентка, из которых 36 — с преждевременным разрывом плодных оболочек, 35 — с интактными оболочками и 80 — с подозрением на разрыв плодных оболочек.

Тест Actim® Prom показал высокую чувствительность — 97 % и высокую специфичность — 97 %; эти показатели для нитразинового теста составили 97 и 16 % соответственно. В группе пациенток с подозрением на разрыв плодных оболочек (n = 80) была отмечена высокая частота ложноположительных результатов в нитразиновом тесте (точность 56 %). В контрольной группе пациенток с подтвержденными интактными оболочками ложноположительные результаты в нитразиновом тесте были продемонстрированы у 33 % женщин, у которых был половой акт за 48 часов до исследования, у 13,3 % пациенток с кровотечением. Данные факторы не влияли на точность диагностики при помощи теста Actim® Prom (точность 97 %).

В исследовании L. Kanto et al. [47] проводилась сравнительная оценка теста Actim® Prom и 7 других коммерческих тестов для диагностики преждевременного разрыва плодных оболочек. Результаты исследования показали, что Actim® Prom является единственным тестом, не дающим ложноположительных результатов, распознающим человеческий IGFBP-1 даже при концентрации 500 000 мкг/л.

Таким образом, тест Actim® Prom значительно превосходит другие тесты по информативности и диагностической значимости при разрыве плодных оболочек. На его результат не влияют примеси мочи, спермы, крови, лубрикантов и препаратов, применяемых вагинально. Он обладает высокой специфичностью, чувствительностью и точностью. Прост в применении, не требует дополнительного оборудования, дает результаты через 5 минут. Это позволяет своевременно выбрать лечебную тактику ведения пациенток, а также предупредить негативные последствия для матери и ребенка. Именно поэтому тест Actim® Prom рекомендован Европейской ассоциацией перинатальной медицины для диагностики ПРПО.

Выводы

Преждевременные роды и преждевременный разрыв плодных оболочек — широко распространенная проблема современного акушерства, сопровождающаяся высокой перинатальной смертностью, заболеваемостью и осложнениями.

Для диагностики ПР и ПРПО применяются тесты Actim® Partus и Actim® Prom (Medix Biochemica, Финляндия) на основе протеина-1, связывающего инсулиноподобный фактор роста (IGFBP-1).

Тесты Actim® Partus и Actim® Prom обладают высокой диагностической ценностью в прогнозировании риска ПР и ПРПО, повышают точность традиционных методов диагностики (УЗИ). Это простые, быстрые прикроватные тесты, не требующие дополнительного обучения персонала и использования оборудования. Результаты теста готовы через 5 минут, при этом на их точность не влияют кровянистые выделения, примеси мочи, спермы, лубрикантов, применение пациенткой дезинфицирующих или местных лекарственных средств.

Тесты Actim® Partus и Actim® Prom позволяют избежать гипердиагностики, обеспечивают экономическую выгоду и дают возможность беременной женщине продолжать жить нормальной жизнью. Отрицательные результаты тестов Actim® Partus и Actim® Prom в этом случае — объективный фактор, подтверждающий отсутствие риска ПР в ближайшие 7 дней и риска ПРПО. Положительные результаты Actim® Partus и Actim® Prom дают возможность аргументировать лечебную тактику ведения беременной и позволяют предупредить негативные последствия ПР для женщины и ребенка.

Тесты Actim® Partus и Actim® Prom рекомендованы к применению Европейской ассоциацией перинатальной медицины, что свидетельствует об их высокой диагностической ценности, подтвержденной многочисленными клиническими исследованиями. В том числе доказано несомненное преимущество данных тестов в сравнении с тестами на фибронектин плода и нитразиновый тест.


Bibliography

1. Запорожан В.М. Акушерство і гінекологія: підручник: у 2 т. Одеса: Одеський державний мед. університет, 2005. Т. 1. 472 с.

2. Венцківський Б.М., Камінський В.В., Грищенко В.І. Патологічне акушерство (змістові модулі з дисципліни «Акушерство і гінекологія»): методичні вказівки для викладачів вищих медичних навчальних закладів. К.: Чайка-Всесвіт, 2009. 380 с.

3. Goldenberg L. The management of preterm labor. Am. Coll. Obstet. Gynecol. 2002. 100. 1020-1035.

4. Haram K., Mortensen J.H.S., Wollen L. Preterm delivery: an overview. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2003. 82. 687-704.

5. Зиядинов А.А., Аникин С.С., Рыбалка А.Н. Риски преждевременных родов. Таврический медико-биологический вестник. 2012. Т. 15, № 2, ч. 2 (58).

6. Федотовская О.И. Оптимизация акушерской тактики при преждевременных родах: роль клинических и молекулярно-генетических факторов. http://www.science.ncagp.ru/upfiles/pdf/FedotovskayaOI_diss.pdf.

7. Осложнения при родах. https://www.eurolab.ua/encyclopedia/patient.gynecology/48645/.

8. Орлова В.С., Калашникова И.В., Набережнев Ю.И. Подходы к ведению недоношенной беременности при преждевременном излитии околоплодных вод. Научные ведомости. Серия «Медицина. Фармация». 2010. № 16 (87).

9. Шалина Р.И., Плеханова Е.Р. Комплексная терапия беременных с угрозой преждевременных родов. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2007. 1. 33-40.

10. Hassan S.S., Romero R., Vidyadhari D., Fusey S. Vaginal progesterone reduces the rate of preterm birth in women with a sonographic short cervix: a multicenter, randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2011. 38 (1). 18-31.

11. Matijevic R., Grgic O. Is sonographic assessment of cervical length better than digital examination in screening for preterm delivery in a low-risk population? Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2006. 85 (11). 1342-7.

12. Tsoi E., Fuchs I.B., Rane S., Geerts L., Nicolaides K.H. Sonographic measurement of cervical length in threatened preterm labor in singleton pregnancies with intact membranes. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2005. 25 (4). 353-6.

13. Преждевременные роды. Клинические рекомендации (протокол лечения). http://zdravorel.ru/arhiv/prejdevremennierodi_2013.pdf.

14. Gomez R., Galasso M., Romero R. et al. Ultrasonographic examination of the uterine cervix is better than cervical digital examination as a predictor of the likelihood of premature delivery in patients with preterm labor and intact membranes. Am. J. Obstet. Gynecol. 1994. 171, 4. 956-964.

15. Da Fonseca E.B., Celik E., Parra M. et al. Progeste-rone and the risk of preterm birth among women with a short cervix. N. Engl. J. Med. 2007. 357. 462-469.

16. Mella M.T., Berghella V. Prediction of preterm birth. cervical sonography. Semin Perinatol. 2009. 33, 5. 317-324.

17. Di Renzo G.C., Roura L.C. et al. Рекомендации по ведению самопроизвольных преждевременных родов Европейской ассоциации перинатальной медицины (The Journal of Maternal-Fetal & Neonatal Medicine). Проблемы репродукции. 2011. № 4.

18. Албутова М.Л., Вознесенская Н.В., Измайлова Ф.А., Корнилова Т.Ю., Таджиева В.Д., Тихонова Н.Ю., Трубникова Л.И. Актуальные вопросы диагностики и лечения акушерской патологии: учебно-методическое пособие. Ульяновск, 2018.

19. Серов В.Н., Тютюнник В.Л., Балушкина А.А. Способы терапии угрожающих преждевременных родов. Эффективная фармакотерапия. Акушерство и гинекология. 2010. № 2 (18).

20. Шалина Р.И., Плеханова Е.Р. Комплексная терапия беременных с угрозой преждевременных родов. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2007. Т. 6, № 1. С. 33-40.

21. Smith L.K., Draper E.S., Manktelow B.N. et al. Socioeconomic inequalities in very preterm birth rates. Arch. Dis. Child. Fetal. Neonatal. Ed. 2007. 92, 1. 11-14.

22. Шмаков Р.Г. Применение магния в акушерстве. Лечащий врач. 2010. № 11. С. 15-20.

23. Iams J.D., Goldenberg R.L., Meis P.J. et al. The length of the cervix and the risk of spontaneous premature delivery. National Institute of Child Health and Human Development Maternal Fetal Medicine Unit Network.
N. Engl. J. Med. 1996. 334. 567-572.

24. Hassan S.S., Romero R., Vidyadhari D. et al. Vaginal progesterone reduces the rate of preterm birth in women with a sonographic short cervix. a multicenter, randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2011. 38. 18-31.

25. Heath V.C., Southall T.R., Souka A.P. et al. Cervical length at 23 weeks of gestation. relation to demographic characteristics and previous obstetric history. Ultrasound Obstet. Gynecol. 1999. 12. 304-311.

26. Жук C.И., Пехньо Н.В., Чечуга С.Б., Косьяненко С.Н. Применение тестов Actim® Partus для прогнозирования высокого риска преждевременных родов: статьи для врачей. http://pharmasco.com/articles-ru/primenenie-testov-actim-partus-dlya-prognozirovaniya-vysokogo-riska-prezhdevremennyh-rodov/.

27. АктимTM Партус: тест для скрининга прежде-временных родов. http://bono-esse.ru/blizzard/Lab/Gor-mon/skrining_rodov_2.html.

28. Kekki M., Kurki T., Kärkkäinen T., Hiilesmaa V., Paavonen J., Rutanen E.-M. Insulin-like growth factor-binding protein-1 in cervical secretion as a predictor of preterm delivery. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2001. 80. 546-51.

29. Shine et al. Insulin-like Growth Factor-Binding Protein-1 in Cervical Secretion as a Predictor of Preterm Delivery. Department of Obstetrics and Gynecology, Eulji University, Seoul, Republic of Korea.

30. Halle et al. Assessment of risk of premature birth using phosphorylated IGFBP-1 as a rapid test, in comparison with fibronectin determination: 7th Congress of the Deutsche Gesellschaft fur Pranatal und Geburtsmedizin, Abstract.

31. Метункам Л., Волков В.Г., Мартыненко П.Г. Эффективность теста Actim® Partus в предикции преждевременных родов. Здоровье и образование в XXI веке. 2008. № 3.

32. Nuutila et al. Phosphorylated isoforms of insulin-like growth factor binding protein-1 in the cervix as a predictor of cervical ripeness. Obstet. Gynecol. 1999. 94. 243-249.

33. Mešić Ðogić L., Mićić D., Omeragić F., Kovač R., Fazlagić S. IGFBP-1 marker of cervical ripening and predictor of preterm birth. Med Glas (Zenica). 2016 Aug 1. 13 (2). 118-24. doi: 10.17392/856-16.

34. Vogel I., Thorsen P., Curry A., Sandager P., Uld–bjerg N. Biomarkers for the prediction of preterm delivery. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2005. 84. 516-525.

35. Honest H., Bachmann L.M., Gupta J.K., Kleijnen J., Khan K.S. Accuracy of cervicovaginal fetal fibronectin test in predicting risk of spontaneous preterm birth. systematic review. BMJ. 2002. 325. 7359.

36. Tekesin I., Marek S., Hellmeyer L., Reitz D., Schmidt S. Assessment of rapid fetal fibronectin in predicting preterm delivery. Obstet. Gynecol. 2005. 105. 280-284.

37. Lockwood J., Senyei A.E., Dische M.R., Casal D., Shah K.D., Thung S.N. Fetal fibronectin in cervical and vaginal secretions as a predictor of preterm delivery. N. Engl. J. Med. 1991. 325. 669-674.

38. Gomez R., Romero R., Medina L., Nien K., Chaiworapongsa T., Carstens M. et al. Cervicovaginal fibronectin improves the prediction of preterm delivery based on sonographic cervical length in patients with preterm uterine contractions and intact membranes. Am. J. Obstet. Gynecol. 2005. 192. 350-359.

39. Tripathi R., Tyagi S., Mala Y.M., Singh N., Pandey N.B., Yadav P. Comparison of rapid bedside tests for phosphorylated insulin-like growth factor-binding protein 1 and fetal fibronectin to predict preterm birth. Int. J. Gynaecol. Obstet. 2016 Oct. 135 (1). 47-50. doi: 10.1016/j.ijgo.2016.03.030. Epub 2016 Jun 18.

40. Ting et al. Comparison of bedside Test for prediction of Preterm DeIivery. Phosphorilated Insulin-like Growth Factor Binding Protein-I (p1GFBP-1) Test and Fetal Fibronectin Test. Ann. Acad. Med., Singapore. 2007. 36. 399-402.

41. Bittar et al. Predicting preterm delivery in asympto-matic patients with prior preterm delivery by measurement of cervical length and phosphorylated insulin-like growth factor-binding protein-1. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2007. 29. 562-567.

42. Баев О.Р., Васильченко О.Н., Кан Н.Е., Клименченко Н.И., Митрохин С.Д., Тетруашвили Н.К., Ходжаева З.С., Шмаков Р.Г., Дегтярев Д.Н., Тютюнник В.Л. Преждевременный разрыв плодных оболочек (Преждевременное излитие вод): клиническое руководство. Москва, 2013.

43. Экспресс-тест Актим Пром (Actim PROM) для диагностики подтекания околоплодных вод. http://ndmtrade.ru/aktim-prom-actim-prom-tect-diagnoctika-podtekaniya-okoloplodnix-vod.html.

44. Rutanen et al. Evaluation of a rapid strip test for insulin-like growth factor binding protein-1 in the diagnosis of ruptured fetal membranes. Clin. Chim. Acta. 1996.

45. Radosh et al. Insulin-like-growth-factor-binding-protein 1 (IGFBP-1) and fetal fibronectin in diagnosis of premature rupture of fetal membranes, 1996.

46. Erdemoglu E. et al. Significance of detecting insulin-like growth factor binding protein-1 in cervicovaginal secretions. comparison with nitrazine test and amniotic fluid vo-lume assessment. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2004.

47. Laura Kanto, Eivor Svens, Sinikka Tiisalа. Comparison of eight commercial prom tests: Actim® Prom is the only test not reporting prom false positives for maternal sera, and not exhibiting hook effect. file:///c:/users/%d0%a2%d0%b0%d0%bd%d1%8f/downloads/actim-prom-oral-presentation-handout_ecpm-2018_lr.pdf.


Back to issue