Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" №7 (694), 2019

Back to issue

Магний в жизни женщины

Authors: Зайченко А.В. Д.м.н., профессор, член Европейской ассоциации клинической фармакологии и фармакотерапии (EACPT), Международного союза фундаментальной и клинической фармакологии (IUPHAR), заведующая кафедрой фармакологии Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца, г. Киев, Украина

Categories: Obstetrics and gynecology, Urology

Sections: Specialist manual

print version

На сегодняшний день в структуре патологии элементного статуса у женщин недостаточность магния занимает лидирующую позицию наряду с распространенностью дефицита йода, кальция, железа, цинка и селена. Согласно результатам эпидемиологического исследования, проведенного в Германии с участием 16 тыс. человек, было установлено, что доля гипомагниемии в общей популяции составляет 14,5 %, субклинический уровень недостаточности магния обнаружен у 33,7 % населения [1]. По данным исследования в США, значительная часть населения не получает суточной нормы магния с повседневной пищей. При этом распространенность дефицита магния среди женского населения выше в 1,3 раза [2]. Это обусловлено рядом причин, среди которых важное место отводится особенностям питания, социальным условиям и образу жизни населения, неблагоприятной экологической обстановке, острым и хроническим стрессовым ситуациям, соматическим заболеваниям [3]. Кроме того, недостаток магния может быть вызван напряженной физической работой, гиподинамией, вредными привычками, интенсивным ростом в детском и подростковом возрасте, беременностью и лактацией [4].

Магний является участником многих биохимических процессов, таких как стабилизация ДНК в процессах митоза и мейоза, активизация более 300 магний-зависимых ферментов. Он принимает активное участие в нервно-мышечной возбудимости, гемостазе, углеводном, белковом и липидном обмене, синтезе нуклеиновых кислот, гормонов и нейромедиаторов; воздействует на энергетические процессы на клеточном уровне [5, 6].

Дефицит магния вызывает нарушения в работе сердечно-сосудистой, нервной, костно-мышечной, эндокринной и репродуктивной систем организма, свертывающей системы крови, сопровождающиеся формированием патологических состояний, нередко угрожающих здоровью и жизни человека.

Роль магния в репродуктивном здоровье женщины

Роль магния в здоровье женщины велика: он обеспечивает физиологическое течение и вынашивание беременности, предупреждает риск развития ишемического поражения ЦНС плода и новорожденного, нивелирует симптомы предменструального и менопаузального синдрома, профилактирует и тем самым уменьшает риск возникновения гинекологической патологии.

Принято считать, что суточная потребность в магнии для женщин составляет 280–300 мг, однако в период беременности и лактации потребность в нем возрастает в 2–3 раза за счет роста и развития плода и плаценты. Кроме того, она связана с увеличением массы матки от 100 до 1000 г, общей массы крови за счет увеличения количества эритроцитов на 20–30 %, молочных желез; высоким уровнем эстрогенов, повышением уровня альдостерона [7].

Недостаточный уровень магния при беременности, по данным эпидемиологического исследования в странах СНГ, составляет до 80,9 %. Это способствует формированию высокого риска самопроизвольных выкидышей, преждевременных родов и связанных с ними осложнений. При этом преждевременные роды являются одной из ведущих причин перинатальной заболеваемости и смертности. Их частота составляет 5–10 % и не имеет тенденции к снижению [8, 9].

Магний играет важную роль в синтезе гормональных пептидов, продуцируемых плацентарной тканью, в связи с чем его дефицит может приводить к формированию плацентарной недостаточности. Низкое содержание магния в организме при беременности ассоциировано с синдромом задержки развития плода [11], ишемическим поражением головного мозга плода и новорожденного [10]. Магний оказывает нейропротективное действие, тем самым снижая вероятность внутриутробного поражения центральной нервной системы [10].

Магний обладает способностью стабилизировать эндотелий, стимулировать синтез оксида азота, конкурируя с кальцием, обладает антикоагулянтной активностью, участвует в синтезе простациклина и способствует снижению уровня тромбоксана А2, в комплексе с пиридоксином уменьшает уровень гомоцистеина, снижая риск развития преэклампсии, эклампсии и тромботических микроангиопатий [12, 13]. Низкий уровень внутриклеточного магния у беременных вызывает повышение общего и периферического сосудистого сопротивления, приводя к развитию артериальной гипертензии и осложнениям, сопряженным с повышением артериального давления [14].

Недостаточность магния приводит к усилению де-градации коллагеновых волокон, образованию неполноценного коллагена из-за нарушения структуры и сборки коллагеновых волокон, относительному увеличению количества эластических волокон. В связи со сказанным низкий уровень магния играет важную роль в патогенезе приобретенной дисплазии соединительной ткани, значительно усугубляющей течение беременности [15].

Наряду с возникающими дисфункциональными нарушениями гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы дефицит магния обусловливает развитие синдрома предменструального напряжения, сопровождающегося комплексом симптомов соматического и психоэмоционального характера, возникающих в постовуляторной фазе менструального цикла и исчезающих, как правило, с наступлением очередного цикла [16, 17].

Дефицит магния у женщин после наступления менопаузы на фоне нейроэндокринных изменений усугубляет проявления климактерического синдрома: приливы и ночную потливость, чувство давления в голове и теле, мышечные и суставные боли, парестезии, головные боли, головокружения и обморочные состояния, затруднение дыхания, потерю чувствительности в стопах и в кистях рук. Кроме того, недостаточность магния в менопаузальном периоде приводит к остеопорозу, хрупкости костной ткани и склонности к переломам [18].

С недостаточностью магния, по данным ряда исследований, связывают развитие эндометриоза, что предположительно зависит от модуляции дефицитом магния воспалительных и иммунных реакций, задействованных в генезе эндометриоидного процесса [19].

Таким образом, дефицит магния может вызывать угрожающие состояния для жизни матери и плода, осложнять течение родов, способствовать развитию гинекологических заболеваний. Это диктует необходимость своевременной и полноценной коррекции недостатка данного макроэлемента, осуществляемой с помощью лекарственных препратов магния и саплементов (диетических добавок), содержащих неорганические соли магния.

Препараты магния для коррекции магний-дефицитных состояний: все ли они одинаковы?

На протяжении последних десятилетий для коррекции дефицита магния и его профилактики применяются препараты, содержащие магний в виде органических соединений: пидолат, цитрат, глюконат, аспартат, аскорбинат, салицилат и оротат магния. Наряду с ними в качестве источника магния используются неорганические соединения: магния оксид, магния гидроксид, магния сульфат, магния хлорид [20]. В настоящее время на фармацевтическом рынке Украины появился моногидрат оксида магния, разработанный компанией Naveh Pharma в 2010 году и запатентованный в 2011 году. Он создан по оригинальной технологии и представляет собой особый гранулированный оксид магния, связанный с молекулой воды.

Следует отметить, что ключевое значение для прогноза эффективности данных препаратов в качестве источника магния имеет количество элементарного магния (магния в чистом виде) и биодоступность, определяемая такими параметрами, как растворимость, степень абсорбции в желудочно-кишечном тракте и скорость внутриклеточного поглощения магния. На сегодняшний день известно, что уровень магния в крови достоверно выявляет лишь самые тяжелые случаи его дефицита. Поэтому был разработан метод определения внутриклеточного уровня магния, который обладает высокой диагностической ценностью. Он позволяет судить об эффективности устранения дефицита магния под влиянием терапии препаратами магния.

Ранее существовало мнение, что органические соединения магния лучше абсорбируются из желудочно-кишечного тракта, что связано с их лучшей растворимостью в воде, а значит, большей биодоступностью. В исследовании J.S. Lindberg было проведено сравнение абсорбции 25 ммоль оксида и цитрата магния, принятых перорально. При этом оценивалась растворимость препаратов в соляной кислоте и дистиллированной воде. Оксид магния был практически нерастворим в воде и лишь на 43 % растворим в наиболее концентрированном растворе кислоты. Цитрат магния имел 55% растворимость в дистиллированной воде и еще лучшую — в кислотных растворах. По изменению мочевой экскреции магния судили об уровне абсорбции солей. Повышение уровня магния в моче было существенно большим в группе добровольцев, получавших цитрат [21], что, по мнению автора, свидетельствовало о его лучшей биодоступности и всасывании.

Однако данная гипотеза была опровергнута израильскими учеными, в исследовании которых было обнаружено, что органические лиганды склонны к образованию стабильных хелатных комплексов с магнием, что затрудняет его высвобождение из органических соединений. В результате этого образуется недостаточное количество свободных ионов магния для поступления в клетку, практически весь магний остается в крови и в конечном итоге выводится из организма [22], тогда как некоторые неорганические лиганды под воздействием соляной кислоты желудка способны хорошо ионизироваться, абсорбироваться в желудке и почти полностью усваиваться клетками. Скорость комплексообразования всех солей магния измеряется константой стабильности — показателем, обратно пропорциональным степени ионизации и скорости внутриклеточного поглощения. Чем больше константа стабильности, тем ниже скорость внутриклеточного поглощения магния. Для магния цитрата константа стабильности составляет 2,8, для магния оротата — 5,34, для моногидрата магния — 0 [22].

Кроме того, в препаратах, содержащих органические соединения магния, количество элементарного магния значительно меньше, чем в неорганических. Так, в неорганическом оксиде магния его содержание составляет 60 %, в моногидрате оксида магния — 42 %, в цитрате магния — 16 %, в лактате магния — 12 % [23].

В клинических исследованиях также не подтвердилось преимущество органических соединений магния. В перекрестном сравнительном исследовании, проведенном М. Shechter et al. [23], изучалась биодоступность оксида моногидрата магния и цитрата магния. В нем приняли участие добровольцы (41 чел.), рандомизированные на 2 группы: 1-я получала магний диаспорал (магния цитрат) в дозе 295,8 мг, 2-я — Магнокс 520 (моногидрат оксида магния) в течение 1 месяца. Затем в течение 1 месяца делали перерыв, после чего препараты меняли местами, т.е. те, кто получал вначале цитрат магния, на этот раз принимали моногидрат оксида магния, и наоборот. Перед началом каждого месячного приема препаратов и по его завершении проводилось исследование концентрации магния в сыворотке крови и в клетках тканей, изучалась активность тромбоцитов и концентрация электролитов.

В ходе исследования было установлено, что прием моногидрата оксида магния в сравнении с цитратом магния более значимо повышает концентрацию магния в клетках организма. Уровень внутриклеточного магния был достоверно выше после приема моногидрата оксида магния (Магнокс в 2,7 раза лучше всасывается в клетках, чем цитрат магния). Также его прием приводил к снижению концентрации холестерина низкой плотности и С-реактивного белка. В то же время прием цитрата магния не демонстрировал такой положительной динамики лабораторных показателей [23]. Это позволило авторам сделать вывод, что оксид магния способен успешно купировать дефицит этого элемента и может быть рекомендован для профилактики и лечения недостаточности магния.

Таким образом, на фармацевтическом рынке Украины широко представлены неорганические и органические препараты магния. Распространенное мнение о преимуществе органических соединений магния не получило подтверждения в клинических исследованиях. Напротив, получены новые данные, свидетельствующие о высокой биодоступности моногидрата оксида магния, созданного по уникальной технологии Naveh Pharma. В его молекуле содержится 42 % элементарного магния. Он обладает 100% растворимостью в желудочно-кишечном тракте, после растворения взаимодействует с соляной кислотой и легко превращается в хлорид магния — ионную форму магния, быстро абсорбирующуюся из тонкой кишки в кровь. Имеет константу стабильности 0, что обеспечивает практически полное внутриклеточное поглощение магния.

Магнокс Прегна — биомагниевый комплекс для сохранения репродуктивного здоровья женщины [24]

Для предупреждения и лечения дефицита магния и гиповитаминозов, нередко сопровождающих и осложняющих течение беременности, по уникальной технологии Naveh Pharma был разработан биомагниевый комплекс Магнокс Прегна, полученный из минералов Мертвого моря (Израиль). В 1 капсуле Магнокс Прегна содержится 456 мг моногидрата оксида магния (в том числе 226 мг ионизированного магния), 60 мг витамина Е, 2 мг витамина В1 и 2 мг витамина В6. Капсула комплекса состоит из гидроксипропилметилцеллюлозы растительного происхождения. В составе –биомагниевого комплекса Магнокс Прегна отсутствуют сахар, соль, искусственные красители, дрожжи, пшеница, клейковина, продукты животного происхождения, кукуруза, молочные и соевые продукты.

Магнокс Прегна — это уникальная комбинация магния и витаминов В1, В6 и Е для беременных, применение которой способствует предупреждению и устранению судорог, снижению тонуса и сократительной активности матки, уменьшению риска артериальной гипертензии, эклампсии и преждевременных родов.

Благодаря своей центральной роли в обмене веществ магний является важным элементом для организма. Он активирует ферменты расщепления глюкозы, клеточного окисления, синтеза белков; является стабилизатором фибриногена и тромбоцитов. Магний играет ведущую роль в процессах нервно-мышечного возбуждения, выступая антагонистом ионов кальция и подавляя сократительную активность гладкой и поперечно-полосатой мускулатуры.

Витамин В6 важен для нормального функционирования центральной и периферической нервной системы, участвует в синтезе нейромедиаторов. При атеросклерозе и сахарном диабете снижает уровень гликозилированного гемоглобина, улучшает липидный обмен.

Витамин В1 активирует пентозофосфатный путь, имеющий большое значение для эмбриональных тканей, выполняет пластическую и энергетическую функцию, особенно важную при гипоксии. Способствует улучшению трофики тканей, участвует в нервно-рефлекторной регуляции.

Витамин Е обладает высоким антиоксидантным и радиопротекторным действием, участвует в биосинтезе гема и белков, пролиферации клеток и в других важнейших процессах клеточного метаболизма. Проявляет ангиопротекторное действие, влияет на тонус и проницаемость сосудов, стимулирует образование новых капилляров. Улучшает потребление тканями кислорода и незаменим для нормальной репродуктивной функции женщины: оплодотворения, развития плода, формирования и функционирования половой системы.

Все компоненты Магнокс Прегна способствуют физиологическому течению беременности, предупреждают осложнения, обеспечивают защиту и поддержку развития плода. В одной капсуле биомагниевого комплекса содержится рекомендуемая суточная норма магния; длительность применения определяется индивидуально в зависимости от степени дефицита магния, тяжести течения патологии.

Препараты магния в акушерской и гинекологической практике: доказанная эффективность и безопасность

Магний и судороги в икроножных мышцах у беременных

Возникновение судорог в икроножных мышцах у беременных, связанных с недостатком магния, — широко распространенная проблема, возникающая в 45 % случаев, нередко после 25-й недели беременности. В 76 % случаев женщины испытывают судороги до 2 раз в неделю, чаще в ночное время, что значительно ухудшает их сон и общее самочувствие [25].

В проспективном двойном слепом плацебо-конт–ролируемом рандомизированном исследовании, проведенном L. Dahlе et al. [26] на базе двух центров в Швеции, оценивалась эффективность и переносимость препаратов магния у 73 беременных женщин (срок от 22 до 36 недель), страдающих судорогами в икроножных мышцах. Препараты магния назначались в течение 3 недель. До и после лечения определялись сывороточный уровень магния, клиническая симптоматика, интенсивность судорог по ВАШ, проводилась субъективная оценка по специально разработанному опроснику. В ходе исследования было установлено, что трехнедельная терапия препаратами магния обеспечивает физиологическое повышение уровня магния в крови, уменьшает, а в ряде случаев полностью купирует судороги в икроножных мышцах, что достоверно превосходило показатели группы плацебо. Также были показаны хорошая переносимость магния, отсутствие побочных эффектов и положительная оценка терапии пациентками.

Влияние магния на исход беременности

В кокрановский метаанализ, проведенный для оценки влияния саплементов с магнием во время беременности на ее исход и состояние беременной и плода, было включено 7 исследований (2689 женщин) [27]. По результатам объединенного анализа исследования, имевшего кластерный дизайн, было выявлено, что прием препаратов магния до 25-й недели беременности (по сравнению с плацебо) снижает частоту преждевременных родов (ОР 0,73; 95% ДИ 0,57–0,94) и детей с низкой массой тела (ОР 0,67; 95% ДИ 0,46–0,96). Более того, эти женщины реже госпитализировались (ОР 0,66; 95% ДИ 0,49–0,89) и реже страдали от дородовых кровотечений (ОР 0,38; 95% ДИ 0,16–0,90).

Для оценки эффективности и безопасности назначения препаратов магния у женщин с угрозой преждевременных родов в кокрановской базе данных был проведен метаанализ с включением 23 исследований и 2000 женщин. В результате анализа было выявлено, что препараты магния не замедляют и не предотвращают преждевременные роды, однако их применение оказывает положительное влияние на уменьшение заболеваемости и смертности новорожденных [27, 28].

В 2018 году было проведенно исследование, целью которого было изучение перспектив и обоснование применения препаратов магния у беременных с недифференцированной дисплазией соединительной ткани. Объектом исследования были 45 беременных женщин с признаками данного заболевания. Согласно полученным результатам исследования, применение препаратов магния положительно влияет на течение беременности женщин с недифференцированной дис-плазией соединительной ткани (НДСТ). Получены достоверные данные о снижении рисков угрозы прерывания беременности в I и II триместрах у женщин с НДСТ, что свидетельствует об эффективности данной терапии. Таким образом, наличие у препаратов магния токолитических, спазмолитических свойств, а также способности повышать устойчивость к стрессу позволяет принимать их при гестозах, артериальной гипертензии беременных, угрозе прерывания беременности, отслойке хориона и при других состояниях, которые могут осложнять течение беременности [32].

Препараты магния в профилактике и лечении эклампсии

Эффективность применения препаратов магния при лечении эклампсии, а также значительное снижение материнской смертности были продемонстрированы в известном рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании MAGPIE, в котором лечение магнием в два раза уменьшало риск развития эклампсии при отсутствии существенных побочных реакций [29].

При сравнении эффективности терапии препаратами магния с антиконвульсантами (диазепам, фенитоин, литический коктейль) в профилактике и лечении эклампсии было показано преимущество магния [30]. Так, по данным пяти исследований, включивших наблюдения 1236 женщин, было установлено, что терапия магнием ведет к значимому снижению частоты судорог по сравнению с диазепамом и, как следствие, к снижению материнской смертности. При сравнении эффекта терапии препаратами магния и литических смесей также было показано преимущество препаратов магния, поскольку он оказался более эффективным в предотвращении повторных судорожных приступов, в меньшей степени угнетал дыхательную функцию и эффективнее устранял случаи продолжающихся судорог, а также уменьшал число случаев перинатальной смертности [30].

В 2014 году было проведено исследование на базе поликлинического отделения клиники ГУ «Национальный центр радиационной медицины НАМН Украины». На протяжении 1 года проводилось наблюдение за 68 пациентами. Рассмотрены роль и участие макроэлемента магния в обменных процессах организма, патологические состояния, развивающиеся при его дефиците. Показана необходимость определения уровня магниемии и коррекции дефицита магния при многих заболеваниях и патологических состояниях. Определены группы риска развития нарушения магниевого обмена, показано огромное значение дефицита магния в акушерско-гинекологической практике. Продемонстрировано положительное влияние на течение многих патологических процессов, в частности сердечно-сосудистой патологии: артериальной гипертензии, атеросклероза, различных видов аритмии, при патологии беременности. Таким образом, показано, что коррекция дефицита магния при различной патологии способствует оптимизации профилактических, лечебных и реабилитационных мероприятий [33].

Препараты магния и предменструальный синдром

В настоящее время большое количество исследований посвящено изучению дефицита магния в ассоциации с предменструальным синдромом (ПМС). Согласно результатам проведенного многоцентрового исследования по выявлению дефицита магния у 9168 пациенток, в группе женщин с ПМС распространенность дефицита магния составляет 73,8 % [15].

Результаты проведенных исследований показали, что магний в комплексе с витамином B6 уменьшает симптомы предменструального синдрома, особенно задержку жидкости (р < 0,03) и болевой синдром (р < 0,04) [50]. Согласно данным рандомизированного двойного слепого исследования E. Ebrahimi (2012 г.), проведенного в Иране с участием 126 женщин, магний в сочетании с пиридоксином не только уменьшает симптомы задержки жидкости, но также эффективен в купировании тревоги и депрессии [31].

Роль препаратов магния в коррекции климактерического синдрома

У женщин после наступления менопаузы на фоне нейроэндокринных изменений нередко возникает дефицит магния, что усугубляет проявления климактерического синдрома. Это, в свою очередь, приводит к значимому снижению качества жизни пациенток. В ряде публикаций показано положительное терапевтическое влияние препаратов магния [8]. На фоне их приема у 60 пациенток с климактерическим синдромом наблюдались нормализация уровня магния и изменение качественных признаков самочувствия: уменьшение приливов, головной боли, головокружений, парестезий. Кроме того, отмечалось статистически значимое снижение модифицированного менопаузального индекса. На основании этого авторы пришли к выводу, что препараты магния могут рассматриваться в ряде случаев как важное дополнение менопаузальной гормональной терапии у пациенток, имеющих противопоказания для назначения эстрогенсодержащих препаратов.

Выводы

1. Дефицит магния — широко распространенная проблема, требующая коррекции. На сегодняшний день получены данные о преимуществе некоторых неорганических соединений магния. Революционная технология Naveh Pharma позволила создать уникальную формулу моногидрата оксида магния с высоким содержанием элементарного магния и обладающую 100% растворимостью в ЖКТ.

2. Роль магния в жизни женщины велика: он обеспечивает физиологическое течение и вынашивание беременности, предупреждает риск развития ишемического поражения ЦНС плода и новорожденного, нивелирует симптомы предменструального и климактерического синдрома, профилактирует и тем самым уменьшает риск возникновения гинекологической патологии.

3. Для предупреждения и лечения дефицита магния и гиповитаминозов у беременных женщин был разработан биомагниевый комплекс Магнокс Прегна, полученный из минералов Мертвого моря (Израиль). В 1 капсуле Магнокс Прегна содержится 456 мг моногидрата оксида магния (в том числе 226 мг ионизированного магния), 60 мг витамина Е, 2 мг витамина В1 и
2 мг витамина В6. В биомагниевом комплексе Магнокс Прегна содержится полностью ионизированная форма магния, что обеспечивает его высокую биодоступность. Важными свойствами являются содержание только натуральных компонентов и отсутствие вредных добавок. Все компоненты Магнокс Прегна способствуют физиологическому течению беременности, предупреждают осложнения, обеспечивают защиту и поддержку развития плода.


Bibliography

1. Schimatschek H.F. Prevalence of hypomagnesemia in an unselected German population of 16,000 individuals // Magnes. Res. — 2001. — Vol. 14. — P. 283-290.

2. WHO Report. Calcium and Magnesium in drinking water // Public health significance. — 2009. — P. 194.

3. Городецкий В.В., Талибов О.Б. Препараты магния в медицинской практике. Малая энциклопедия магния. — М.: Медпрактика, 2006.

4. Шилов А.М., Мельник М.В., Осия А.О., Свиридова А.Ю., Грязнов Д.А. Роль дефицита магния в патогенезе метаболического синдрома // РМЖ. — 2008. — № 21. — С. 1439.

5. Громова О.А., Серов В.Н., Торшин И.Ю. Магний в акушерстве и гинекологии: история применения и современные взгляды // Трудный пациент. — 2008. — 8. — Р. 10-5.

6. Barbagallo M., Belvedere M., Dominguez L.J. Magnesium homeostasis and aging // Magnes. Res. — 2009. — 22(4). — Р. 235-46.

7. Пестрикова Т.Ю., Юрасова Е.А., Юрасов И.В. Биологическая роль дефицита магния в нарушении гомеостаза у женщин: Обзор литературы // Гинекология. — 2016. — 18 (2). — С. 40-4.

8. Спиридонова Н.В., Казакова А.В., Гусякова О.А. и др. Магниевая терапия в комплексном лечении женщин с угрозой прерывания беременности // Вопр. гинекологии, акушерства и перинатологии. — 2011. — 10(3). — С. 33-7.

9. Crowther C.A., Hiller J.E., Doyle L.W., Haslam R.R. Australasian Collaborative Trial of Magnesium Sulphate (ACTO MgSO4) Collaborative Group. Effect of magnesium sulfate given for neuroprotection before preterm birth: a randomized controlled trial // JAMA. — 2003. — 290(20). — Р. 2669-76.

10. Mercer B.M., Goldenberg R.L., Moawad A.H. The preterm prediction study: effect of gestational age and cause of preterm birth on subsequent obstetric outcome. National Institute of Child Health and Human Development Maternal-Fetal. Medicine Units Network // Am. J. Obstet. Gynecol. — 1999. — 181. — Р. 1216-21.

11. Tan Y., Zhang W., Lu B. Treatment of intrauterine growth retardation with magnesium sulfate // Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi. — 2000. — 35(11). — Р. 664-6.

12. Report of the National High Blood Pressure Education Program Working Group on high blood pressure in pregnancy // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2000. — 183. — Р. 1-22.

13. Raman N.V., Rao C.A. Magnesium sulfate as an anticonvulsant in eclampsia // Int. J. Gynaecol. Obstet. — 1995. — 49(3). — Р. 289-98.

14. Шибельгут Н.М., Мозес В.Г., Захаров И.С., Колесникова Н.Б. Течение беременности и исходы родов у женщин с недифференцированными формами дис-плазии соединительной ткани // Медицина в Кузбас-се. — 2009. — 4. — С. 28-31.

15. Серов В.Н., Баранов И.И., Блинов Д.В. Результаты исследования дефицита магния у пациенток с гормонально-зависимыми заболеваниями // Акуш. и гинекол. — 2015. — 6. — С. 91-7.

16. Лебедев В.А., Пашков В.М., Буданов П.В. Клиническое значение дефицита магния у женщин с предменструальным синдромом // Вопр. гинекологии, акушерства и перинатологии. — 2008. — 7(1). — С. 77-82.

17. Межеветинова Е.А., Прилепская В.Н., Назарова Н.М. Роль магния в развитии предменструального синдрома // Гинекология. — 2003. — 5(2). — С. 67-72.

18. Спиридонова Н.В., Басина Е.И., Крылова О.В. Сравнительная эффективность различных схем терапии климактерических расстройств // Акушерство, гинекология и репродуктология. — 2012. — 6(3). — С. 49-55.

19. Моргунец О.Г., Чайка А.В., Носенко Е.Н. Уровень сывороточного магния у женщин репродуктивного возраста с перитонеальным эндометриозом и его коррекция препаратом биоэлектра магнезиум форте // Медико-социальные проблемы семьи. — 2014. — 19(1). — С. 32-5.

20. Громова О.А., Торшин И.Ю., Юргель И.С. Ретроспектива фармакокинетических исследований магниевых препаратов // Трудный пациент. — 2009. — № 6–7. — С. 44-48.

21. Lindberg J.S., Zobitz M.M., Poindexter J.R., Pak C.Y. Magnesium bioavailability from magnesium citrate and magnesium oxide // J. Am. Coll. Nutr. — 1990. — Vol. 9(1). — P. 48-55.

22. Почему «Магнокс» (Magnox) — это наиболее эффективная магниевая добавка? file:///C:/Users/2106~1/AppData/Local/Temp/Rar$DIa0.795/Why %20Magnox_RU %20(2).pdf.

23. Шехтер М. Магний — минерал для здоровой жизни. www.navehpharma.co.il/ru/products_ magnox.php.

24. Инструкция по применению Магнокс Прегна. https://www.lsgeotar.ru/pregna-magnox-20856.html.

25. Valbо A., Bоhmer T. Leg cramps in pregnancy — how common are they? // Tidsskr Nor Laegeforen. — 1999. — 119(11). — Р. 1589-1590.

26. Dahle L.O., Berg G., Hammar M. et al. The effect of oral magnesium substitution on pregnancy-induced leg cramps // Am. J. Obstet. Gynec. — 1996. — 175(1). — Р. 233-234.

27. Беременность и роды. Кохрановское руководство / Под ред. Г.Т. Сухих. — М.: Логосфера, 2010. — 410 с.

28. Matsuda Y., Kouno S., Hiroyama Y. et al. Intrauterine infection, magnesium sulfate exposure and cerebral palsy in infants born between 26 and 30 weeks of gestation // Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Bio. — 2000. — 91(2). — Р. 159-164.

29. Raman N.V., Rao C.A. Magnesium sulfate as an anticonvulsant in eclampsia // Int. J. Gynaecol. Obstet. — 1995. — 49(3). — Р. 289-298.

30. Young G. L., Jewell D. Interventions for leg cramps in pregnancy // Cochrane Database Syst Rev. — 2002. — 1.

31. Ebrahimi E., Shiva Khayati Motlagh, Nemati S., Tavakoli Z. Effects of Magnesium and Vitamin B6 on the Severity of Premenstrual Syndrome Symptoms // J. Caring. Sci. — 2012. — 1(4). — Р. 183-9.

32. Товстановская В.А., Алаторских Е. Перспективы использования препаратов магния и витамина В6 у беременных с недифференцированной дисплазией соединительной ткани // Перинатология и педиатрия. — 2018. — 1. — С. 30-35

33. Либова Л.Т. Применение препаратов магния в практике врача-кардиолога с целью антигипертензивной и антиаритмической терапии // Кардионеврология. — 2014. — № 7–8. — С. 83.  


Back to issue